Плохие Деды Морозы (25 фото)

Происхождение Нового года большему количеству людей в мире не интересно. Им бы приятно и весело провести время. Важен сам процесс. Но есть группа людей которые принципиально его не отмечают и они имеют на это веское основание. Эта статья поможет относиться уважительно к тем, кому совесть не позволяет его праздновать.

Новый год же для людей в наше время является самым великим, важным праздником. Праздник праздников, можно так сказать. Большая часть людей в мире даже не задумываются об истоках празднования и значении ритуалов связанные с ним (например: хороводы вокруг елки, дарение подарков и. т. д). А что обозначают атрибуты праздника (елка, дед Мороз, Снегурочка и. т. д)? Сейчас мы разберем с вами праздник с другой стороны.

Информация в этой статье для кого-то может стать шокирующий, но это правда. Этот факт подтверждают множество исторических документов. Ну что ж пора увидеть лицо праздника.

Можете посмотреть ролик на YouTube при желании…

Почему Новый год празднуют 1 Января?

Согласно историческим сведениям, в старину люди считали началом года Март, а не 1 Января, как сегодня общепризнанно. Именно в Марте начинались сельскохозяйственные, полевые работы. Но с правлением Юлия Цезаря все изменилось. В 46 году до н. эры, он ввёл новый юлианский календарь и изменил дату празднования Нового года на Первое января.

Почему именно первое Января было выбрано новой датой?

Дело в том,что Январь был назван в честь Януса, римского языческого бога. И этот день, 1 Января был посвящен именно ему. Языческий божок Янус представлялся двуликим. Одно лицо было обращено вперед на восток, то есть в будущее, а другое лицо смотрело назад (на запад), то есть в прошлое. Янус считался богом всех начал, входов и выходов.

В первый день января, в храме Януса приносили в жертву быка, пироги, вино, и различные плоды. Люди желали друг другу счастья и дарили сладости и подарки.

Со временем этот праздник масштабировался по всеместно. Стал весьма популярным. Хотя и перестали вспоминать Януса и придавать празднику другое значение, однако суть то остается.

Почему же используется именно ель?

Выбрана ель не случайно. Этому дереву издревле всегда приписывали магическое свойство. У древних кельтов на пример, ель считалась магическим деревом, она вечно зелёная, а значит не поддается никаким разрушительным силам.

Ель считалась обитателем лесного божества. Этот лесной дух жил в самой старой и могучей ели. В период зимнего солнцестояния, люди собирались вокруг этого дерева, чтобы поклоняться и задабривать этого духа. Считалось, что дружба с ним очень важна. Возле этой ели, люди водили хороводы и приносили жертвы. Да, именно жертвы. Потому что в старину задабривать духов умели лишь одним единственным способом-принесением в жертву.

Самое страшное, что изначально такие жертвы были человеческие. Лишь со временем стали использовать животных. Внутренности убитых жертв развешивали на ветвях ели, а сама она обмазывалась кровью ничем не повинных жертв. Нынешние современные игрушки-являются прообразами внутренностей убитых животных, которые были развешены на ветках ели.

Когда окрепшая христианская церковь запретила жертвоприношения, народы заменили внутренние органы бумажными гирляндами и шарами. В то время они были сделаны из дерева и тряпок. Позже их стали делать из стекла. Всем этим атрибутам придали более привлекательный вид. Таким образом этот ужасный праздник, все эти кровавые ритуалы постепенно стали общепризнанными.

Кто такой дед Мороз?

Главный персонаж Нового Года это конечно же- Дед Мороз. Сейчас мы его знаем как веселого затейника, доброго и дружелюбного. Но раньше он был совсем не таким. На самом деле добрый Дедушка Мороз это древнее и злобное кельтское божество. Великий старец севера, повелитель льдин. Он имел образ злобного старца, который колотил своим посохом непослушных деток либо запугивал их страшными сказками.

Интересно что этот злой дух, ныне известный как Дед Мороз обходил дома с мешком. Только вовсе не подарки для детей были в мешке этом. В этот мешок он собирал жертвоприношения.

Откуда взялся персонаж Снегурочки?

Визит старца с посохом и мешком предвещал не что иное как беду. Как правило после его ухода в доме оставался труп. Чтобы оградить село от нежелательного визита «Деда Мороза» древние люди приносили жертву. Этой жертвой была молодая девушка-девственница. Ее раздевали и отводили в лес в лютый мороз, привязывали к дереву и оставляли. Если за день девушка замерзала, это означало что жертва была принята божеством, ему угодили и его задобрили.

Прообразом эта бедная девушка теперь является современной снегурочки. Да, это когда-то замерзший и покрытый инеем труп убитой юной девушки. Теперь она по всюду сопровождает Деда Мороза.

Как видим, происхождение Нового года, со всею своей атрибутикой: нарядной елкой, Дедом Морозом и Снегурочкой чудовищно. Это был кровавый языческий ритуал с жертвоприношениями для задабривания злого божества.

Сейчас люди празднуют Новый год не задумываясь о том откуда произошла вся это волшебная мишура. Но правда Нового года именно такова. Происхождение Нового года— ужасно.

— ТЫ ДОЛЖНА ВЕРНУТЬ САНТА-ХРЯКУСА.
— Зачем? Ради мира, доброй воли и звона волшебных бубенцов? Да всем наплевать! Он просто старый толстый клоун, который заставляет людей веселиться в страшдество! И я пережила все это ради какого-то старика, который лазает по детским спаленкам?
— НЕТ. РАДИ ТОГО, ЧТОБЫ СОЛНЦЕ ВСТАЛО.
Терри Пратчетт «Санта-Хрякус»

Дед Мороз, Санта-Клаус, Пэр Ноэль, Святой Николай — зимние дарители подарков хорошим детям (на самом деле — всем подряд) заполонили весь околохристианский мир. Эти персонажи делают самое холодное и мрачное время года чуточку волшебным, помогают скрасить бесконечное ожидание весны. Но в самом начале своей древней истории они были такими же холодными и мрачными. Человечество прошло долгий путь, прежде чем начало отмечать победу над своими зимними страхами.

Dead Мороз

Чем севернее жили люди, тем сложнее у них были отношения с природой. И тем затейливее им представлялись персонификации стихийных сил, с которыми приходится бороться, чтобы выжить. Именно к воплощениям зимней стужи восходит образ бородатого добряка с мешком подарков. Только в древности он был совсем не добрым, и подарок в его арсенале был один: шанс пережить ещё одну зиму. Бесценный дар для времён, когда сорок лет считались преклонным возрастом.

Мороз, снег и лёд, зимняя глухая темень в сознании наших предков ассоциировались со смертью. В скандинавских мифах на обледенелом севере расположено царство мёртвых, где правит жуткая богиня Хель — прототип Снежной королевы из сказки Андерсена. Дома современных Дедов Морозов тоже помещают на севере: Лапландия, Гренландия, Аляска, Северный полюс, «полюс холода» Оймякон в Якутии… Российский Великий Устюг Вологодской области да белорусская Беловежская пуща — пожалуй, самые южные места, где поселяли этого дедушку. К счастью, современные Деды Морозы не хотят нас убить. А наших предков — хотели. И те хитрили как могли, откупаясь жертвами.

В самую длинную ночь в году — в зимнее солнцестояние, с 21 на 22 декабря — древние германцы и кельты отмечали праздник Йоль (Yule). Было чему радоваться: после этой ночи солнце «поворачивало на весну», и день начинал удлиняться. Люди украшали дома вечнозелёными ветками падуба, плюща и омелы, пили горячий эль с пряностями, сжигали в камине специальное «йольское полено», ходили в гости к соседям. Эти обычаи после христианизации Европы стали атрибутами Рождества и Нового года, наступающих чуть позднее Йоля.

#gallery-1 { margin: auto; } #gallery-1 .gallery-item { float: left; margin-top: 10px; text-align: center; width: 33%; } #gallery-1 img { border: 2px solid #cfcfcf; } #gallery-1 .gallery-caption { margin-left: 0; } /* see gallery_shortcode() in wp-includes/media.php */

Йольское полено — не только украшение, но и традиционный рождественский десерт (рулет с кремом)

Изображение Вотана-странника стало популярной иллюстрацией к истории Вечного Жида

У германцев Йоль был посвящён Вотану (он же Один), богу мудрости, владыке жизни и смерти. По легенде, впервые пересказанной Якобом Гриммом, Вотан скачет в эту ночь по небу во главе Дикой охоты, приобщая к своей свите неосторожных путников. Возможно, именно здесь коренится традиция «Рождество — семейный праздник»: в самую длинную ночь года все члены семьи должны сидеть у родного очага, а не шляться по дорогам. Вотана часто изображали длиннобородым стариком, опирающимся на копьё, в плаще и шляпе странника — узнаете Дедушку Мороза в тулупе и с посохом? Вотану на Йоль приносили жертвы — достоверно известно, что это были лошади и свиньи, но не исключено, что в самой глубокой древности жертвы были человеческими.

Славянский Мороз (Мраз) тоже требовал жертв. Отголосок церемонии человеческого жертвоприношения можно увидеть в сказке «Морозко». Помните девушку, которую едва не заморозили до смерти, но потом щедро одарили в награду за кротость? Так вот, юные девственницы, которых каждую зиму отправляли в лес в качестве жертвы зимнему богу, действительно замерзали насмерть. Но в языческом сознании такая смерть означала приобщение к той самой стихийной силе, которой все боялись. И если Морозко принял жертву — значит, в этом году он будет добрым.

В украинских и белорусских сёлах ещё в XIX веке ритуально «приглашали» Мороза на рождественскую кутью (сладкую пшеничную кашу с сухофруктами) — безобидный эквивалент человеческой жертвы. Если вспомнить, что кутья также была традиционным блюдом на славянских поминках, ритуал приобретает дополнительную глубину, превращаясь ещё и в способ связи с духами умерших предков.

Но как эти капризные и ненасытные стихии превратились в добрых и щедрых дарителей? Чтобы это произошло, в мировой мифологии должен был появиться другой, не языческий персонаж.

В книге Терри Пратчетта «Санта-Хрякус» пропавшего духа Страшдества подменяет Смерть — потому что антропоморфные персонификации должны помогать друг другу

Санта-Чудотворец

В III веке нашей эры в римской провинции Ликия, что в Малой Азии, жил юноша Николай, который с детства решил посвятить себя религии. Когда умерли его родители, он раздал всё своё немалое наследство бедным, а сам отправился в обучение к дяде-епископу, который позднее рукоположил его в священники. Со временем Николай сделался епископом Мирликийским, любимым в народе за доброту и щедрость к нуждающимся. Причём эту щедрость он проявлял тайком — но всё равно почему-то становилось известно, что загадочным благодетелем был именно епископ.

Одна из легенд о Николае гласит, что он прослышал о трёх сёстрах-красавицах, чей отец был беден и не мог дать за ними приданого, поэтому вместо того, чтобы выдать дочерей замуж, замыслил продать их в публичный дом. Чтобы спасти девушек от этой участи, Николай собрал три мешочка с золотом и подкинул их в дом сестёр — по разным версиям легенды, в окно или печную трубу. И мешочки эти угодили в чулки, вывешенные возле очага для просушки.

Изображение святого Николая в католической традиции. Кстати, как и Вотан, он считается покровителем путешественников.

В память о щедрости святого Николая — а святым он был назван ещё при жизни — день его памяти (6 декабря, или 18 декабря по новому стилю) стал праздником, в который положено дарить подарки и помогать бедным, ритуально приобщаясь к тому истинно христианскому образу жизни, который вёл епископ-бессеребренник. Детям рассказывали, что подарки приносит сам святой Николай — добрый седобородый старик в длиннополом епископском одеянии и высоком головном уборе (митре). Чтобы подарок оказался в детском носочке, который специально вешали у камина, святой Николай якобы поднимается на крышу каждого дома и спускается по печной трубе.

В эпоху Реформации, когда протестанты боролись с католическим обычаем почитания святых как с идолопоклонничеством, ритуал дарения подарков сместился на Рождество — в память о дарах, которые принесли младенцу Христу трое волхвов. Святой Николай впал в немилость, сохранившись в качестве главного рождественского благодетеля лишь в нескольких странах. Сейчас многие польские, украинские, австрийские, чешские, венгерские, хорватские и часть голландских детей получают главные подарки «за хорошее поведение в течение года» не на Рождество или Новый год, а в день памяти святого Николая — 18 декабря. Впрочем, некоторые умудряются выпрашивать у родителей по подарку на все зимние праздники. Если вы помните себя ребёнком, то должны знать, как это делается.

В Нидерландах и Бельгии Святого Николая сопровождает Чёрный Петер — слуга-мавр, ведущий свою родословную от одного из рождественских волхвов-дарителей.

Праздник к нам приходит

Из Голландии святой Николай переехал в Америку — вместе с волной голландских переселенцев в XVIII веке. Они называли его Синтерклаас — отсюда и произошло известное нам имя «Санта-Клаус». Правда, поначалу его так звали только в Нью-Йорке, который изначально принадлежал Голландии и назывался Новый Амстердам. Английские пуритане, делившие северо-восток нынешних Соединённых Штатов с голландцами, Рождество не отмечали — у них вообще были проблемы с весельем.

В 1821 году Синтерклаас впервые садится в сани, запряжённые оленем

Отец Рождество образца 1836 года больше напоминает бога вина и веселья Диониса (Бахуса)

Но в английском фольклоре был старинный персонаж по имени Отец Рождество (Father Christmas), символизировавший не христианский обычай бескорыстно делиться с ближним, а скорее языческую любовь к безудержному веселью во время праздников. Отца Рождество представляли толстым бородатым мужиком в коротком камзольчике на меху, любителем выпить пива, плотно поесть и поплясать под заводные мелодии. В викторианскую эпоху, когда влияние протестантов в Англии ослабло (большинство успело эмигрировать в Америку), Отцу Рождество досталась ещё и миссия дарить детям подарки. А в Америке его внешность и любовь к веселью («Хо-хо-хо!») достались Синтерклаасу, превратившемуся в Санта-Клауса. Красный цвет одежды — вот и всё, что осталось в Америке от епископа Николая.

В 1821 году Синтерклаас появился на страницах детской книжки неизвестного автора «Новогодний подарок детям от пяти до двенадцати лет», а в 1823-м — в стихотворении Клемента Кларка Мура «Визит Святого Николая», ныне известном американским детям как «Ночь перед Рождеством». Оно написано от лица отца семейства, который просыпается в рождественскую ночь и наблюдает, как по небу летят сани Санта-Клауса, запряжённые оленями, и как сам Санта спускается по каминной трубе, чтобы разложить подарки для детей в чулки, развешанные у камина.

В стихотворении Мура названы имена восьми оленей из упряжки Санты: Дэшер, Дэнсер, Прэнсер, Виксен, Комет, Кьюпид, Дондер и Блитцен. Шесть первых — английские (Стремительный, Танцор, Скакун, Резвый, Комета, Купидон), последние два — немецкие (Гром и Молния). Девятый и главный олень Рудольф появился больше ста лет спустя, в 1939 году, в стихотворении Роберта Л. Мэя. Особенность Рудольфа — огромный сияющий нос, которым он освещает дорогу всей упряжке.

Реклама 1931 года представляет Санту как самого занятого человека в мире, которому нужна пауза, чтобы освежиться глотком прохладного напитка

Эта сцена с тех пор повторяется постоянно — на рождественских открытках, в кино и мультфильмах, а также в рассказах родителей, которые хотят, чтобы их дети верили в Санта-Клауса, а не в мучительные поиски подарков в суете предрождественских распродаж. Появилась традиция оставлять в рождественскую ночь у камина угощение для Санты: молоко с печеньем — в Америке и Канаде, рюмку хереса или бутылку пива с куском мясного пирога — в Англии и Австралии. Да, Санта-Клаус стал частью культуры всех англоязычных стран, вернувшись через океан на свою прародину Британию, а оттуда добравшись до Австралии. Кстати, в 2008 году ему было даровано канадское гражданство.

А в том, что Санта стал известен всему миру, винить надо божество ХХ века — Его Величество Маркетинг. В 1930-е годы весёлый румяный старик в красно-белых одеждах стал появляться в рекламе «Кока-колы». Тогда же актёры, изображающие Санту, начали в праздники работать в разукрашенных торговых центрах и на рождественских ярмарках — общаться с детьми, выслушивать их заветные желания и ненавязчиво продвигать товар.

Эта реклама уже тогда была настолько массовой, что породила устойчивую городскую легенду, будто канонический облик Санта-Клауса был изобретён «Кока-колой». На самом деле в XIX — начале XX века он частенько появлялся на иллюстрациях в таком виде. Да и в рекламе его облик впервые использовала не «Кока-кола» — Санте и до этого приходилось продвигать минеральную воду и имбирный эль.

Борода из ваты

История отечественного Деда Мороза в том виде, в каком мы его знаем, также насчитывает немного лет. Ещё в XIX веке он был персонажем русского фольклора и детских книжек (например, сказки Одоевского «Мороз Иванович»), время от времени заглядывал на публичные детские ёлки — но редко. Родители в Российской империи рассказывали детям, что подарки им приносит младенец Иисус, либо честно признавались, что дарят их сами. Языческого Мороза не одобряла православная церковь, да и дети боялись бородатого старика — в их сознании Мороз был суровым зимним властелином из сказок. Когда в 1910 году такой Дед появился на празднике в одном детском саду, распевая песню на стихи Некрасова «Не ветер бушует над бором», малыши расплакались от страха. Воспитательнице пришлось снять с актёра фальшивую бороду, чтобы Мороз выглядел человечнее.

Встреча Морозко и кроткой падчерицы в исполнении Ивана Билибина

Революция 1917 года едва не поставила крест на зимнем празднике: Рождество, как и прочие даты церковного календаря, большевики решили списать в утиль. Ёлки и прочие ритуальные зимние увеселения были вычеркнуты из быта нового советского государства — в 1929 году Рождество официально стало обычным рабочим днём.

Но в 1930-е от «левых перегибов» начали отказываться. В ноябре 1935 года Сталин произнёс знаменитую фразу: «Жить стало лучше, товарищи! Жить стало веселее». Пользуясь случаем, кандидат в члены ЦК ВКП(б) Павел Постышев, мечтавший вернуть детям праздник, в декабре выступил в газете «Правда» с предложением: организовать для советских детей праздничные ёлки, очистив их от религиозных атрибутов. Так ёлочная звезда Вифлеема превратилась в пятиконечную советскую, вместо Рождества было решено массово праздновать Новый год, Святки с традиционным ряженьем в костюмы стали новогодним карнавалом. Изменилась и атмосфера праздника: Рождество было тихим семейным торжеством, Новый год же полагалось отмечать шумно и весело.

Иллюстрация 1950-х годов к сказке Владимира Одоевского «Мороз Иванович»

Проблема была только с Дедом Морозом: дети по-прежнему боялись старика в белых одеждах. Чтобы смягчить эффект, в сопровождение ему была выдана внучка Снегурочка, ласково называющая Мороза «дедушкой», и целая свита лесных зверюшек. Кроме того, в сказочных представлениях, которые разыгрывались на детских ёлках, Дед Мороз выступал добрым волшебником, этаким Гэндальфом, спасающим Новый год от козней Бабы-яги, Лешего, Кощея Бессмертного и прочей нечисти. Мало-помалу, в течение двух десятилетий, Дед Мороз в Советском Союзе стал таким же безобидным, хоть и могущественным добряком, как Санта-Клаус на Западе. Только одевается он обычно не в красное, а в белое и синее — оттенки заснеженных зимних сумерек. Лишь в последние годы Мороз иногда появляется в красном, а его головной убор приобретает черты митры святого Николая.

Если Снегурочка — внучка Деда Мороза, то кто её родители? Этот вопрос задают все малыши, едва научившись разбираться в родственных связях. Судя по всему, Снегурочка — это не тающая от любви бледная красавица из сказочной пьесы Островского (в пьесе её называли дочкой Мороза и Весны, а не внучкой), а одна из девушек, которых когда-то приносили Морозу в жертву. Внучкой он её называет лишь потому, что по возрасту она ему во внучки годится.

* * *

Новогодние ёлки — всё, что осталось в нашей культуре от древнего ритуала встречи Зимы и упрашиваний Мороза, чтобы он был действительно добрым. В этом празднике есть все нужные атрибуты и обрядовые действия: украшенная ёлка как воплощение мирового древа и символ бессмертия (потому что вечнозелёная), вождение хороводов (обрядовый танец, в индоевропейской культуре символизировавший солнце), разыгрывание мистерии о победе Света над Тьмой… Всё служит той же цели, с которой наши предки приносили жертвы Вотану или Морозу: бесстрашно встретиться с холодной Смертью лицом к лицу и в честном бою выиграть право пережить ещё одну зиму.

Как следует повеселитесь в новогоднюю ночь. От этого зависит, взойдёт ли весеннее солнце.


У ранних кельтов ель считалась обиталищем лесного духа, требовавшего кровавых жертв — внутренностей людей и животных, которые друиды регулярно развешивали на ветвях дерева. Когда окрепшая христианская церковь запретила жертвоприношения, народы Европы заменили внутренние органы шарами из дерева, которые в дальнейшем стали стеклянными, а кишки — тряпочными и бумажными гирляндами. И вот она, нарядная, на праздник к нам пришла…
Что касается доброго дедушки Мороза и его западного аналога Санта Клауса, то они произошли от древнего и злобного кельтского божества, Великого Старца Севера, повелителя ледяного холода и пурги. Он тоже ходил по домам с холщовым мешком, но не раздавал подарки, а собирал жертвоприношения, которые ему недодали в течение года. Визит Старца с мешком не предвещал ничего хорошего: как правило, после его ухода в доме оставались только обледеневшие трупы.
Для того чтобы оградить поселок от ужасного визита, друиды приносили свирепому божеству общую жертву — в мороз раздевали и привязывали к дереву юную девственницу. Именно ее замерзший, покрытый инеем труп и стал прообразом веселой Снегурочки, сопровождающей Деда Мороза.
Как человек, немного разбирающийся в мифологии кельтов, славян и некоторых других народов, заявляю: все это — чушь, бред и ерунда.
Первое: сам факт жертвоприношений у кельтов не вполне доказан. Если точнее — никак не доказан. Ни у ели, ни у какого другого хвойного или нехвойного дерева. Существуют только свидетельства некоторых римлян на сей счет, НО. Римляне-то — лица заинтересованные. Им надо было показать, что они-де просвещенный народ, а кельты — презренные варвары, и поэтому их надо завоевывать. Желающие могут провести параллели между «просвещенным западом» и «варварскими славянами», которых, с точки зрения запада, тоже было бы неплохо того… приобщить к культуре, ога. Но это к теме не относится.
Второе. Хвойные деревья почитались у многих народов (и у славян кстати тоже), а не только у кельтов. На то была простая причина: все деревья к зиме сбрасывают листья, а хвойные — нет. Ну магия же! Поэтому совершенно не факт, что обычай новогодней елки пришел к нам аж от кельтов. Особенно учитывая, что кельты сами произошли от скифов (это если предельно упрощая вопрос).
Третье. Санта Клаус (Сен Николя, Святой Николай) — это реально живший человек, прославившийся своими добрыми делами и заботой о детях. Славяне знают его, как Николая Чудотворца. Словом, ни к какому Старцу никакого Севера эта традиция не восходит.
Четвертое. Наш Мороз — это, конечно, дань славянским мировоззрениям. НО. Мороз в славянском понимании — это хорошее дело, потому что чем снежнее и морознее зима — тем больше урожаи летом. (Об озимых сортах пшеницы тогда не знали). И славяне РАДОВАЛИСЬ морозу, а не пытались его «отогнать» или «задобрить», чтобы не так морозило.
Пятое. Снегурочка — это совсем недавнее изобретение, как новогодний персонаж — ее в 20-м веке придумали. Ранее существовали фольклорные произведения, где фигурировала девочка, слепленная из снега, и ожившая, благодаря мольбе бездетной крестьянской семьи. Как видите — ничего общего с ужастиками. И наша новогодняя Снегурочка сначала была маленькой девочкой (для лучшего контакта с детьми), а вовсе не девушкой-девственницей или кто там возник в больном воображении автора исходного поста.
Шестое. Насчет Старца Севера. Опять-таки у многих народов, разумеется, были божества, ответственные за холод и все такое. У индейцев даже были. Причем тут именно кельты?
Седьмое. Там, где много пурги, холода и всего такого, кельты не жили вовсе. Климат в их землях довольно мягкий, суровых морозов почти не бывало (и не бывает — гольфстрим же).
Так что, ужастики про Новый Год и Деда Мороза идут нафиг. 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *